Пресс-центр

Владимир Тележкин: «Телемедицина – способ  ускорить оказание квалифицированной  помощи»

Сегодня телемедицина становится одной из новых реальностей нашей жизни, а пандемия коронавируса дала мощный импульс к ее взрывному развитию. О перспективах развития службы телемедицины в Чувашии «Медицинскому вестнику» рассказал внештатный специалист-эксперт по оказанию медицинской помощи с применением телемедицинских технологий Минздрава Чувашии В.В.Тележкин, нейрохирург БУ «Республиканская клиническая больница». 

– Владимир Витальевич, что такое телемедицина, и когда она появилась?

– Телемедицина – это способ дистанционного взаимодействия медицинских работников между собой, с пациентами и, в случае надобности, их законными представителями. Прежде всего, это передача медицинской информации при помощи новейших телекоммуникационных технологий. Сегодня при необходимости врачи могут провести консилиум, находясь в разных странах мира, организовать видеотрансляцию сложной операции или же проконсультировать пациента, который живет в другом городе.

Фактически, телемедицина, или, как ее называли раньше, дистанционная медицина, появилась в ответ на существование проблемы расстояния между врачом и пациентом, а также – между врачом и врачом. Ее история начинается с середины ХIХ века и базируется на прогрессе телекоммуникационных средств. Первые телемедицинские технологии – это телеграф, с помощью которого передавались на расстояние простейшие данные, и телефон, который позволил провести некую консультацию. После изобретения передачи радиосигнала с 20-х годов ХХ века сформировалась модель медицинской консультации изолированных коллективов (экипаж морского судна или население маленькой деревни). С изобретением телевидения пришла возможность «видеть» пациента, а это очень важно для дистанционной диагностики. А в 1949 г. была проведена первая цветная видеоконференцсвязь между медицинскими работниками по теме телемедицинских консультаций.

Сегодня телемедицина прочно связана с интернет-технологиями, которые подарили много вариантов телекоммуникаций – посредством видеосвязи, телефонного звонка, различных мессенджеров, чата в интернете, электронной почты. Сегодня – это способ ускорить оказание квалифицированной медицинской помощи, то есть передать специалистам необходимые сведения из любого, самого удаленного населенного пункта и быстро получить квалифицированный ответ. И, очевидно, что в будущем телемедицина будет активно использовать еще не созданные ныне уникальные технологии.

– Каковы основные направления современной телемедицины?              

– Их много, но обобщая, можно говорить, что есть четыре направления ее применения: в лечении, обучении, науке и в организационной работе.

Телемедицина, применяемая в лечебно-диагностическом процессе, включает в себя дистанционные консультирование, обследование и мониторинг. И здесь есть два формата работы: «врач-врач» и «врач-пациент». Отмечу, что пока в России все акценты и усилия государственной медицины направлены, в основном, на направление «врач-врач», и это в большей степени связано не с техническим и человеческим фактором, а с законодательной базой. За рубежом активно развивается в том числе и формат «врач-пациент».

Прочно вошла телемедицина и в учебно-методическую работу. Это дистанционное обучение и повышение квалификации медперсонала, проведение медицинских семинаров, конференций и лекций, транслируемых по системам видеоконференцсвязи.

Внедрены телетехнологии и в научно-исследовательскую деятельность. С образованием единого информационного пространства значительно упростился доступ к результатам медицинских исследований, а так же их дистанционное обсуждение с коллегами. Новая медицинская аппаратура, а также робототехника, позволяют проводить дистанционно научные исследования, и даже выполнять оперативные вмешательства. И первая в мире удаленная операция уже была совершена с использованием сети 5G на пациенте с болезнью Паркинсона в Китае. Врач находился на расстоянии более 2700 км от пациента, лежавшего на хирургическом столе. Хирург управлял специальным оборудованием с помощью передаваемых изображений по сети 5G, позволяющей их мгновенную загрузку.

И, наконец, телемедицина активно используется в организационной деятельности. С ней пришло дистанционное проведение различных «кустовых» совещаний, планерок между руководством медицинских и иных организаций, предоставление отчетов и ведение документооборота.

– Что делается в России для развития телемедицины, существуют ли целевые федеральные программы?

– В 2017 г. в России на законодательном уровне было закреплено понятие телемедицины и условия оказания медицинской помощи с применением телекоммуникаций. Но этому предшествовала многолетняя работа, ведь первым официальным российским документом, в котором было упомянуто слово «телемедицина», стало письмо Минздрава России «О формировании целевой государственной программы «Российская телемедицина», датированное 1998 г.

К 2001 г. Координационным советом Минздрава России по телемедицине была разработана Концепция развития телемедицинских технологий в Российской Федерации. В ней были подробно представлены принципы построения телемедицинской системы. Стратегически важной задачей объявлялось взаимодействие лечебно-профилактических учреждений со специализированными учреждениями здравоохранения для дистанционного оказания высококвалифицированной помощи населению с помощью современных информационно-телекоммуникационных технологий. Концепция довольно долго оставалась практически единственным подобного уровня документом о телемедицине.

Реализация первого национального приоритетного проекта в области здравоохранения (2006 г.) позволила увеличить расходы на компьютеризацию медицинских учреждений. Эту эстафету перехватила Программа модернизации здравоохранения (2011-2012 гг.), в которой развитие информатизации, включая телемедицину, было одной из трех основных задач. В результате в 2012 г. в России было создано около 600 тыс. автоматизированных рабочих мест медперсонала, более чем в 4 раза увеличилось количество оборудования для видеоконференцсвязи (с 887 единиц в 2009 г. до более 4 тыс. в 2012 г.).

Государственной программой РФ «Развитие здравоохранения» (2013-2020 гг.) уже предусматривалось развитие систем персональной телемедицины (биомониторинг) – разработка и внедрение систем оперативного круглосуточного сбора сведений о состоянии здоровья человека с помощью компьютерного оборудования и датчиков, внедрение систем удаленного скрининга высокорисковых групп пациентов для повышения оперативности оказания им медицинской помощи.

Новый нацпроект «Здравоохранение», стартовавший в 2018 г., включает в себя федеральный проект «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ)». Его цель – создание механизмов взаимодействия медицинских организаций по всей России и внедрение платформенных решений. Также планируется, что телемедицина будет доступна по программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи к 2023 г.

– Что говорится в законодательной базе о телемедицине?

– Важные изменения, касающиеся телемедицины, были внесены в Федеральный закон от 21.11.2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в 2017 г. и вступили в силу с 1 января 2018 г. Теперь законодательно закреплено понятие телемедицины как информационных технологий, обеспечивающих, во-первых, дистанционное взаимодействие медицинских работников между собой и с пациентами (или их законными представителями), во-вторых, необходимость идентификации и аутентификации указанных лиц, в-третьих, документирование действий при проведении консилиумов, консультаций, дистанционного медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента.

Акцентирую ваше внимание – если раньше в России удаленные консультации были легальны только в формате «врач-врач», то начиная с января 2018 г., медикам дали право проводить такие консультации и для пациентов. Поэтому вышеназванный закон был дополнен статьей 36.2 «Особенности медицинской помощи, оказываемой с применением телемедицинских технологий». В ней определены цели телемедицинских консультаций. Прежде всего, это – профилактика, сбор и анализ жалоб пациента и данных анамнеза, наблюдение за состоянием здоровья пациента, оценка необходимости проведения очного приема, оценка эффективности лечебно-диагностических мероприятий и коррекция лечения, назначенного ранее на очном приеме.

– Есть ли проблемные моменты в развитии телемедицинских коммуникаций?

– Вступившие в силу изменения по телемедицине, по сути, зажали ее в тесные рамки. Российские законодатели разрешили дистанционное общение в формате «врач-пациент», запретив при этом первичную постановку диагноза дистанционно. Так что, пациенту для этого все же придется прийти на очный прием к врачу, с которым потом он сможет консультироваться удаленно.

 С одной стороны, запрет дистанционной постановки диагноза, в общем-то, понятен – множество заболеваний имеют схожие симптомы, а видео на мониторе и тем более, разговор по телефону, картину могут и не прояснить. С другой стороны – и это подтверждает накопленный опыт США и Великобритании – поставить диагноз удаленно, без визуального осмотра пациента в целом ряде случаев можно безошибочно! Главное условие для врача в этом случае – соблюдение правил классического опроса пациента. Это базовый врачебный навык, и ему учат на кафедре пропедевтики. Правильный опрос – это половина пути к правильно поставленному диагнозу.

Но для этого в России сегодня необходимо провести определенную работу. Во-первых, тщательно подготовить шаблоны опросов для телемедицинских консультаций, во-вторых, создать условия для развития медицинской преемственности, когда даются рекомендации вызвать скорую медицинскую помощь или обратиться к профильному специалисту. В-третьих, необходимо провести работу по поэтапному выявлению клинических ситуаций, при которых допустима дистанционная постановка диагноза. Ведь сегодня есть много сфер, где диагноз может быть поставлен врачом дистанционно. К примеру, в лабораториях для анализа раковой опухоли применяются уже не микроскопы, а программные информационные продукты, так что результат пробы уже оцифрован. А, значит, анализ для расшифровки можно без проблем пересылать специалисту, независимо от расстояния, на котором он находятся.

– Что делается для решения этих проблем?

– Сразу после принятия изменений в законодательстве о телемедицине профессиональное сообщество стало настаивать на поправках. Для работы с законодателями была создана Национальная ассоциация специалистов по развитию телемедицины. Но, по большому счету, серьезный импульс дала пандемия коронавируса. Она ярче высветила, что существующая в стране нормативно-правовая база в этой сфере очень ограничивает возможности применения телекоммуникационных технологий в медицине и недостаточна для оперативного реагирования.

В конце марта 2020 г. в Госдуму РФ был внесен законопроект о дистанционном приеме пациентов, подразумевающий, что врач все-таки будет иметь право удаленно ставить диагноз и назначать лечение. Правда, только в «период эпидемий и чрезвычайных ситуаций». Конечно, пока это выглядит полумерой, но сегодня это правильное решение, ведь именно дистанционная форма оказания медицинской помощи, используемая телемедициной, способна противодействовать распространению эпидемии. Во-первых, исключается прямой контакт медработников с пациентами, во-вторых, медработников между собой, в-третьих, пациентов между собой. А в условиях, когда в поликлиниках остановлены все плановые приемы, порой это единственная возможность получить совет доктора, если возникла такая необходимость.

– А как развивается телемедицина в нашей республике?

– По уровню использования современных информационных технологий здравоохранение Чувашии с самого начала занимало одно их ведущих мест в России. Первый успешный опыт телемедицинской консультации «врач-врач» состоялся еще в 1998 г. между Президентским перинатальным центром (ППЦ) и одним из профильных федеральных центров.

Телемедицинская сеть республики стала первой в РФ системой такого рода. Она создавалась еще в рамках Федеральной программы «Электронная Россия» (2002-2010 гг.) и республиканской целевой программы «Единая информационно-аналитическая система (ЕИАС) здравоохранения и обязательного медицинского страхования (ОМС) на 2002-2005 гг.». Тогда в республике, помимо телемедицинского центра ППЦ, было развернуто 2 телемедицинских пункта – в Республиканской детской клинической больнице и Городской больнице г.Канаш. Телемедицинская система уже тогда работала на 4 взаимосвязанных уровнях: городская (районная) больница – республиканская больница, – федеральный медицинский центр и зарубежные клиники. Но это были лишь первые ласточки.

Бурное развитие телемедицины в Чувашии началось с 2018 г., когда в свете приказа МЗ РФ от 09.01.2018 г. № 965н, «Об утверждении Порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий», а также приказа МЗ ЧР от 13.04.2018 г. № 429 «Об организации и оказании медицинской помощи с применением телемедицинских технологий в Чувашской Республике», в рамках регионального проекта «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ)» нацпроекта «Здравоохранение» была реально развернута телемедицинская служба. На развитие телемедицинских технологий в 2018 г. из республиканского бюджета было выделено 6 млн рублей. На эти средства оборудовали 32 телемедицинских пункта и центра для проведения телемедицинских консультаций.

В 2019 г. подсистема «Телемедицинские консультации» была интегрирована с Республиканской медицинской информационной системой (РМИС). Теперь врачам не нужно использовать в работе сразу несколько программ, как было, а достаточно запустить РМИС и приступить к проведению телемедицинских консультаций. Результатом интеграции стало повышение оперативности и доступности высококвалифицированной медицинской помощи жителям республики, а также эффективности взаимодействия специалистов друг с другом. Также все медицинские организации республики были подключены к Федеральной телемедицинской системе. Появилась возможность проведения телеконсультаций с национальными медицинскими исследовательскими центрами (НМИЦ) на качественно новом уровне. В 2020 г. в рамках проекта запланировано оснащение телемедицинских и мобильных консультационных пунктов и центров дополнительным оборудованием.

– Как сегодня выстроена телемедицинская сеть в республике?

– Сейчас в Чувашии выстроена многоуровневая телемедицинская инфраструктура. Все медицинские организации республики подключены к Единой государственной информационной системе посредством высокоскоростного интернета.

В 2018 г. на базе РКБ был создан Республиканский телемедицинский центр (РТЦ), осуществляющий дистанционное взаимодействие между специалистами различных медицинских учреждений – от ЦРБ до федеральных НМИЦ. На базе республиканских больниц созданы телемедицинские центры по соответствующим клиническим профилям («Онкология», «Кардиология», «Хирургия», «Педиатрия»), на базе межрайонных, городских и центральных районных больниц – телемедицинские пункты.

Центральные районные и городские больницы работают с межрайонными медицинскими центрами (2 уровень оказания медицинской помощи), а те, в свою очередь, – с республиканскими учреждениями (3 уровень). Республиканские клиники связываются уже с федеральными. К примеру, Республиканский клинический онкологический диспансер сотрудничает с Российским онкологическим научным центром имени Н.Н. Блохина, Республиканская клиническая больница – с НМИЦ хирургии имени А.В.Вишневского, НМИЦ трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова, Республиканский кардиологический диспансер – с НМИЦ сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н.Бакулева, НМИЦ кардиологии (все – г. Москва), НМИЦ имени В.А. Алмазова (г. Санкт- Петербург).

А в 2018 г. впервые в Чувашии была проведена телемедицинская консультация специалиста Больницы скорой медицинской помощи пациенту фельдшерско-акушерского пункта (ФАП) с. Именево Красноармейского района. В перспективе необходимым оборудованием должны быть оснащены все ФАПы, офисы и отделения врача общей практики республики.

– Каким образом главный специалист координирует деятельность всех специалистов и клиник Чувашии?

– Я нахожусь в постоянном контакте практически со всеми руководителями медицинских учреждений Чувашии или их заместителями. Мы связываемся по телефону, электронной почте, контактируем при помощи мессенджеров, где создана группа ТМК. Часто по линии санавиации выезжаю в районы, оказываю организационно-методическую помощь. Так же поддерживаю тесную связь со специалистами и руководством МИАЦ, НМИЦами, ВЦМК «Защита».

– Как много телемедицинских консультаций проводится в республике?

– За 2019 г. было проведено 3118 консультаций, в формате «врач-врач», когда районные онкологи, кардиологи, педиатры, хирурги и доктора других специальностей выходили на связь со специалистами республиканских клиник. А с начала 2020 г. только одна РКБ выполнила уже более 2300 заявок. Она является безусловным лидером среди медицинских учреждений Чувашии. Далее следуют РКД, РДКБ, РКОД (каждой оформлено по 300- 400 заявок). По отправленым телеконсультациям лидирует Канашский ММЦ (более 600), далее идут Шумерлинский ММЦ (более 400) и Новочебоксарская городская больница (более 300).

– По поводу каких проблем чаще всего проводятся телеконсультации в нашей республике?

– В 2019 г. большинство заявок были по профилю «Нейрохирургия» (черепно-мозговые травмы, нарушения мозгового кровообращения) – 1014 телеконсультаций, «Анестезиология и реанимация» – 487, «Сердечно-сосудистые заболевания» – 411, «Онкология» – 239. В последние месяцы, в связи с распространением COVID-19, резко возросло количество обращений по поводу пневмоний – более 600 из общего количества.

– Есть ли стандарты в телемедицине?

– Есть приказ Минздрава РФ от 09.01.2018 г. № 965н «Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий». В нем расписаны правила, виды, условия и формы оказания медицинской помощи, порядок проведения консультаций или консилиумов врачей, порядок дистанционного наблюдения пациентов, документирование и хранение информации, полученной по результатам оказания медицинской помощи.

Отмечу, что сферу применения телемедицинских технологий пока ограничивают устаревшие Порядки оказания медицинской помощи по нозологиям, многие из которых вообще не содержат упоминания об оснащении оборудованием, необходимым для проведения телеконсультаций. Так что впереди у экспертного медицинского сообщества – работа по актуализации порядков в связи с внедрением телекоммуникаций.

– Как работает телемедицина в формате «врач-врач»?

– В этот формат входит проведение телеконсультаций для врачей, дистанционное обследование и передача данных, а также организация дистанционного обучения.

Бывают ситуации, когда и врачам требуется помощь. К примеру, появился пациент с редким, тяжелым или атипично протекающим заболеванием. Транспортировка больного в столичную клинику или профильный медицинский центр невозможна или нецелесообразна (из-за дальности маршрута), специалист не поедет к пациенту за несколько сотен километров, а в районной больнице нет специалиста соответствующей квалификации, или у него нет достаточного клинического опыта для диагностики и лечения заболевания. Единственный выход – срочный сеанс видеосвязи, который поможет получить необходимую консультацию максимально быстро, избежав потери драгоценного времени.

Для получения экстренных консультаций вне медицинской организации создаются современные мобильные телемедицинские комплексы. Их можно разворачивать там, где нужно оказание экстренной помощи больным с критическим состоянием: на местах аварий, дома у тяжелого пациента, в ФАПах. Экстренная врачебная консультация может понадобиться и людям на таких удаленных от цивилизации объектах, как морские нефтяные вышки или корабли дальнего плавания.

Технологии позволяют врачам организовать беседу с врачом-экспертом независимо от места его нахождения, а также передать всю необходимую для квалифицированного заключения медицинскую информацию (выписки из истории болезни, рентгенограммы, компьютерные томограммы, снимки УЗИ). Телемедицина помогает проводить консилиумы с коллегами из ведущих российских клиник, оперативно решить вопрос о переводе пациента в медицинскую организацию вышестоящего уровня для неотложного лечения и упрощает отбор пациентов для сложного специализированного обследования и планового лечения.

Система телемедицинских консультаций позволяет контролировать оказание медицинской помощи в районах и помогает врачам на местах правильно и квалифицированно оказывать экстренную помощь пациентам, находящимся в крайне тяжелом и критическом состоянии. В режиме «теленаставничества» проходят трансляции хирургических операций, когда более опытный врач дистанционно контролирует действия менее опытного коллеги в режиме реального времени. Кстати, дистанционные консультации сейчас активно используются профессиональным сообществом как реальная возможность непрерывного профессионального образования без отрыва от места работы.

И, конечно, технологии позволяют транслировать лекции в многоточечном режиме, сразу для слушателей из разных городов и стран, а преподаватель может контактировать с аудиторией интерактивно. Так же проходит и трансляция хирургических операций. Врачи в режиме онлайн наблюдают за операцией, которую проводит высококвалифицированный специалист. Причем, в отличие от просмотра видеозаписей, в случае ВКС имеется возможность задать вопросы по ходу или сразу после операции – получить детальные объяснения, разобрать сложные ситуационные моменты. Данная методика уже на протяжении ряда лет используется в РКБ.

Еще одна форма телекоммуникации формата «врач-врач» – дистанционное обследование, хранение и передача данных. Специальное телемедицинское оборудование объединяет в себе обследующую аппаратуру, средства беспроводной связи и мощный компьютер, легко сопрягаемый с разнообразным медицинским оборудованием. Иначе говоря, это – телекоммуникация, интегрированная с диагностическим прибором. Так, в настоящее время у нас в Чувашии, благодаря создаваемой единой информационной системе, все КТ, МРТ, флюорографические, цифровые Rn-обследования, выполненные в медучреждениях МЗ ЧР, сразу передаются в единую информационную базу данных, откуда их можно выгрузить и переслать в любую консультирующую медицинскую организацию от республиканского до федерального уровней. Такая же ситуация и с медицинской документацией.

– Каковы особенности телемедицины формата «врач-пациент»?

– В основном, это телеконсультации и дистанционный биомониторинг. Хотя я говорил выше, что формат консультаций «врач–пациент» сегодня имеет определенные ограничения, но все же возможность провести первую предварительную консультацию дистанционно есть, и это серьезно экономит временные ресурсы как пациента, так и врача. К примеру, пациент, рассказав о симптомах, может получить от врача ответ, какие анализы нужно сделать перед очным визитом. Таким образом возрастает и эффективность очного приема – имея на руках результаты первичных исследований, врач уже сможет поставить диагноз или назначить уточняющие специализированные обследования. То есть, очевидно, что телеконсультация сокращает сроки постановки диагноза и назначения адекватного лечения.

Дистанционный биомониторинг – это контроль состояния здоровья пациента на расстоянии. Задействовано специальное телемедицинское оборудование, которое измеряет температуру тела, записывает магнитокардиограммы или магнитоэнцефалограммы, электромагнитные сигналы от сокращения мускулатуры и другие параметры состояния организма, и передает данные пациента напрямую курирующему врачу. Очень часто дистанционный мониторинг используют для наблюдения за пожилыми людьми, не способными самостоятельно осуществлять все необходимые лечебные манипуляции. Особенно актуальна домашняя телемедицина для пациентов, нуждающихся в регулярных и частых обследованиях (например, для людей с болезнями сердца, сахарным диабетом). В ближайшем будущем она, скорее всего, получит стремительное развитие, а пока существуют ее не очень совершенные прототипы.

– Можно ли говорить о достижениях в оказании помощи средствами телемедицины?

– Чувашия является одним из первых регионов, начавших осуществлять консультации в медицинской информационной системе. А в 2019 г., по данным Минздрава России, Чувашия вошла в 10 регионов-лидеров по количеству запросов в системе телемедицинских консультаций.

Количество телемедицинских заявок неуклонно возрастает. Если в РТЦ до 31 мая 2019 г. была оформлена всего 571 заявка, то в 2020 г. только за май оформлено 472 заявки. А за цифрами стоят и конкретные примеры спасенных жизней. Так, в 2018 г. именно телемедицинские технологии помогли сохранить жизнь как минимум трем пациентам. У одного из них на фоне тяжелого сахарного диабета развился тяжелейший остеомиелит на уровне голеностопного сустава. Воспалительный процесс удалось загасить, но осталась грубейшая деформация стопы и голеностопного сустава, и нога стала неопороспособная. В наших условиях возможна была только ампутация. Однако, наши специалисты, зная, что в России есть клиника, специализирующаяся на операциях на диабетической стопе, отправили туда телемедицинскую заявку. Наш пациент был принят и прооперирован, и сейчас проходит реабилитацию. Еще двое – пациенты с тяжелой травмой верхне-шейного отдела позвоночника. В наших условиях их прооперировать было невозможно, т.к. нужна была особая металлоконструкция. Мы оформили телемедицинские заявки в несколько профильных федеральных центров, и один из них откликнулся. Больные также были удачно прооперированы.

– Сейчас появляется множество гаджетов для измерения параметров состояния организма. Какова их польза?

– Сегодня выпускаются приборы для измерения артериального давления, уровня глюкозы в крови, кардиомониторы, снимающие упрощенную электрокардиограмму, мобильные УЗИ, дистанционные инструменты, позволяющие врачу послушать на расстоянии легкие пациента, удаленно заглянуть в ухо, нос, горло. Появились даже приборы для снятия электроэнцефалограммы и ЭКГ плода у беременных.        Изначально такое телемедицинское оборудование создавалось как уменьшенная копия обычного медицинского, но оно было неудобно в использовании. Сейчас производители заботятся и о комфорте пациента, и интегрируют в одежду, в различные аксессуары, мобильные телефоны датчики с возможностью отправки параметров, измеряемых средствами GPRS, в медицинский центр, а также с возможностью определения координат человека.

Подобные гаджеты – это устройства для превентивных мер. Они помогают врачу вовремя уловить изменения состояния организма пациента и предупредить осложнения или даже смертельную опасность. Но спектр этих устройств не очень широк, тормозит этот рынок и законодательство, согласно которому все медицинские устройства должны быть зарегистрированы. А поскольку процедура эта дорогостоящая, производители этот момент по возможности обходят стороной, а значит, как серьезный медицинский прибор подобные гаджеты пока расценивать нельзя. Но научно-технический прогресс не стоит на месте. Обязательно появится новое поколение персональных устройств, так что в будущем сенсоры и датчики станут обыденными помощниками врача.

– Сегодня в интернете есть немало телемедицинских платформ и агрегаторов, где можно связаться с врачом в любое время дня и ночи. Контролируются ли качество таких онлайн консультаций?

– Такие платформы появились в нашей стране еще в 2000-х годах, и их изначально развивали частные провайдеры. В настоящее время это один из наиболее успешно развивающихся сегментов рынка медицинских услуг. Но и по сей день, к сожалению, нет ни одной службы, которая отслеживала бы профессиональный уровень онлайн-врачей. Поэтому качество оказываемых таким способом удаленных консультаций – это один из самых серьезных вопросов. И главным для пациента здесь становится угроза не напороться на мошенников, но получить компетентную консультацию.

Конечно, в основном, врачи на платформах дают рекомендации обратиться непосредственно в службу скорой помощи или к узкопрофильному врачу. Но суть работы телемедицинского врача на таких платформах – именно в быстром определении степени тяжести состояния обратившегося пациента и быстрой и правильной переадресации для дальнейшего лечения и реабилитации!

По международному стандарту принято, что при экстренной или неотложной ситуации представитель телемедсервиса обязан организовать и проконтролировать то, что пациент получил необходимую помощь. Для этого у врачей-консультантов должны быть протоколы взаимодействия со службами спасения и скорой медицинской помощи всех регионов и территорий, пациенты которых обращаются в сервис за первичной телеконсультацией. В России подобная практика пока не введена, хотя это не отменяет ответственности врача-консультанта за здоровье и жизнь обратившегося за помощью пациента.

– Каковы задачи дальнейшего развития телемедицины в Чувашии?

– Имеется много организационных, правовых и финансовых вопросов. Поскольку с помощью телемедицинских технологий решается очень важная проблема – оказание качественной медицинской помощи пациентам, живущим в самых отдаленных уголках, первое и основное, над чем надо поработать – это укрепление и обновление материально-технической базы. Сделано в этом направлении много, но еще больше нужно сделать. В ближайшее время мы должны будем оснастить необходимым оборудованием все ФАПы, офисы и отделения врача общей практики, чтобы можно было проводить подобных консультаций и там.

Сейчас также необходимо организовать дистанционное обучение медицинского персонала. Технические возможности это позволяют, специальное оборудование распределено по районам. Остается только решить некоторые организационные вопросы. Также на данном этапе нужно развить и закрепить контакты врачей различных медицинских учреждений между собой.

В ближайших планах – обеспечить запись пациентов из районов на консультативный прием в медицинскую организацию второго и третьего уровня. И эффективней всего это можно будет реализовать именно с помощью телемедицинских технологий. Лечащий врач формирует заявки на консультации к специалистам 3 уровня и прикрепляет к ним все необходимые медицинские документы пациента. Принявший заявки специалист изучает анамнез пациентов и принимает необходимое решение: либо консультирует лечащего врача, либо назначает новую консультацию по видеоконференцсвязи совместно с пациентом, либо записывает пациента на очную консультацию к себе, либо – в экстренных случаях – сразу дает направление на госпитализацию.

Также в наших планах – внедрение системы удаленных консультаций по принципу «врач-пациент». Мы будем реализовывать это в рамках диспансерного наблюдения пациентов, чтобы лечащий врач контролировал состояние, имел обратную связь, мог записывать на плановый прием. Для удаленного доступа к консультации врача гражданин России должен быть зарегистрирован на Едином портале госуслуг, так как ЕПГУ создан с учетом строгих требований к защите персональных данных и соблюдению врачебной тайны. Это условие должно исключить злоупотребление непрофессионалами консультациями в интернете.

– Есть ли мифы и заблуждения о телемедицине?

– Самое занятное заблуждение, что телемедицина – это лечение по телевизору. Думаю, что после прочтения статьи, стало понятно, что это не так. А на телевидении большой объем в вещании занимают различные шоу о здоровье. Это всего лишь развлекательные мероприятия, пусть даже и с некой научной ноткой.

– Ваши пожелания коллегам и пациентам?

– Коллегам я желаю активно внедрять телемедицинские технологии, ведь они реально повышают эффективность работы! И надеюсь, что скоро и все пациенты оценят удобство применения медицинских телетехнологий.

Подготовили Н. Володина, Е. Кириллова

Источник: "Медицинский вестник"

Дата публикации: 29.06.2020



30 июня 2020
09:32
Распечатать
Поделиться